Реклама


Товары

( Глава VI «Племяннушка») Краткое содержание романа «Господа Головлевы»

   Страшна и мрачна жизнь в Головлеве. Уехала Арина Петровна
в Погорелку, деревню, отписанную ею внучкам. Вскоре она умерла.
   Эпизод с последними днями, когда Порфирий приехал навестить
свою маменьку, в точности воспроизводит эпизод с больным Павлом.
   Та же суета и непонимание того, что умирает родной человек. «Он не
понимал, что открывшаяся перед его глазами могила уносила последнюю
связь его с живым миром, последнее живое существо, с которым
он мог делить прах, наполнявший его. И что отныне этот прах,
не находя истока, будет накопляться в нем до тех пор, пока окончательно
не задушит его». Пророчество это сбудется. Но пока еще
у Иудушки есть свои запрещенные радости, купаясь в которых, он
приближает свой страшный конец. И даже за месяц до смерти своего
второго сына он пишет ему письмо, нелепый образец смеси разных
стилей. «Иудушка очутился один, но сгоряча все-таки еще не понял,
что с этой новой утратой он уже окончательно пущен в пространство,
лицом к лицу с одним своим пустословием». Ничего не было
доброго во всей жизни Порфирия Владимировича, и не было надежды
на изменение его пути. «Чувствовалось что-то выморочное и в этом
доме, и в этом человеке, что-то такое, что наводит невольный и суеверный
страх. Сумеркам, которые и без того окутывали Иудушку,
предстояло сгущаться с каждым днем все больше и больше».
   «Сгущающиеся сумерки», которые окутывали все больше и больше
жизнь Порфирия, - это очень точная метафора, передающая разлагающую
душу жизнь.
   В Головлево приехала Анни
нька. Салтыков-Щедрин вводит повествование
о жизни двух племянниц Порфирия в провинциальном
городе, в театральной среде. Девушки, живя еще с бабушкой в своей
Погорелке, мечтали о другой жизни. Но эта другая жизнь оказалась
совсем не такой. Писатель повествует о судьбе Анниньки, провинциальной
актрисы, с большой откровенностью называя вещи своими
именами. В сущности, "..святое искусство" привело ее в помойную яму,
но голова ее сразу так закружилась, что она не могла различать этого.
   Ни немытые рожи коридорных, ни захватанные, покрытые слизью
декорации, ни шум, вонь и гвалт - ничто не отрезвляло ее». Аннинька
сбежала из родного имения, от бабушки, и попала в разврат, потому
что не знала никаких нравственных ценностей. Да и откуда? Кто мог
рассказать о ценности женского целомудрия?
Приехав в отпуск в Головлево, потом в Погорелку, она не захотела
остаться в головлевском доме - ее испугало поведение дяди Порфирия
Владимировича. Эпизод, связанный с характером отношения
дяди к племяннице, отвратительно красноречивый:
- Постой-ка, я тебе что-то покажу! - наконец решился он и, вынув
из кармана свернутый листок почтовой бумаги, подал его Анниньке, -
Нат-ко, прочти!
Аннинькапрочла:
- Сегодня я молился и просил Боженьку, чтоб он оставил мне
мою Анниньку. А Боженька мне сказал: возьми Анниньку за полненькую
тальицу и прижми ее к своему сердцу».
   - Так, что ли? - спросил он, слегка побледнев.
   -Фу, дядя! Какиегадости! -ответила она, растерянно смотря на него.
   Порфирий Владимирович побледнел еще больше и, произнеся
сквозь зубы: "Видно, нам гусаров нужно!", - перекрестился и шаркая
туфлями, вышел из комнаты».
   А ведь Аннинька- племянница. Даже замышляя гадости, он ссылается
на волю Божью. «Вся его речь, пестрящая перелицованными
цитатами из Библии, богослужебных текстов и церковных поучений,
распинает Христа на каждом шагу, но завуалированно, скрыто».
   Аннинька почувствовала в дяде угрозу своей жизни, и хотя понимала,
что и в городе у нее жизнь не сладкая, все же уехала, а на
приглашение Порфирия приехать отвечала:
«- Нет, дядя, не приеду! Страшно с вами».
   «Освобождение из головлевского плена до такой степени обрадовало
Анниньку, что она ни разу даже не остановилась на мысли,
что позади ее, в бессрочном плену, остается человек, для которого
с ее отъездом порвалась всякая связь с миром живым». И вспоминала
она о нем, о его речах с содроганием. «Именно гной какой-то
просачивался сквозь разглагольствования Иудушки. Не простое пустословие
это было, а язва смердящая, которая непрестанно точила
из себя гной». И снова метафора («язва смердящая»), открывающая
страшное лицо этого щедринского персонажа.

Поделиться

Заказать сочинение

Заказать сочинение

Партнеры

Товары