Реклама


Товары

загрузка...

( Глава II «По-родственному») Краткое содержание романа «Господа Головлевы»

   Очень важная глава, в которой рассказывается о судьбе второго
сына, Павла, и раскрывается во всей своей наготе уродливая душа
Иудушки.
   Прошло десять лет со дня смерти Степки-балбеса. Арина Петровна
из богатой властной помещицы превратилась в скромную приживалку.
   «Семейная твердыня, воздвигнутая неутомимыми руками
Арины Петровны, рухнула, но рухнула до того незаметно, что она,
сама не понимая, как это случилось, сделалась соучастницею и даже
явным двигателем этого разрушения, настоящею душою которого
был, разумеется, Порфишка-кровопивец».
   Страшным оказался итог ее жизни, смысл которой был в приобретении
и умножении своих богатств. «Голова ее поникла, спина
сгорбилась, глаза потухли, поступь сделалась вялою, порывистость
движений пропала».
   Оказывается, за эти десять лет Арина Петровна пережила несколько
ударов, которые лишили ее прежней силы. Первый удар -
отмена крепостного права - был таким сильным, что лишил помещицу
ее прежней власти, а кто она без власти? Второй удар - это
смерть мужа, как оказалось, он много значил в ее жизни.«.. .И смерть
мужа, вместе с фантасмагориями будущего, наложили какой-то
безнадежный колорит на весь головлевский обиход. Как будто и старый
головлевский дом, и все живущие в нем - все разом собрались умереть».
   Третий удар - Арине Петровне пришлось разделить свое имение,
причем лучшая часть досталась Иудушке, Павлу Владимировичу -
похуже. Себе же Арина Петров на оставила лишь капитал, который
постепенно, сама не понимая как, растратила на
приобретения для
головлевского имения. И капитал Арины Петровны стал таким маленьким,
что ей уже было невозможно существовать на него. Таким
образом она стала приживалкой в своем собственном имении.
   Иудушка все прибирал к своим рукам и добирался до села Дубровина,
где жил его брат Павел. Судьба Павла оказалась в руках кровопивца.
   Отличительной чертой Иудушки была его сладкоречивая речь,
скрывающая всегда подлые, преступные намерения: он обволакивал
словами, душил ими, и человек лишался сил. «Словно живой, метался
перед ним этот паскудный образ, а в ушах раздавалось слезно-
лицемерное пустословие Иудушки, пустословие, в котором звучала
какая-то сухая, почти отвлеченная злоба ко всему живому, не подчиняющемуся
кодексу, созданному преданием лицемерия». «Он
(Павел) знал, что глаза Иудушки источают чарующий яд, что голос
его, словно змей, заползает в душу и парализует волю человека».
   Арина Петровна в этой главе живет у Павла в Дубровине (Иудушка
выжил ее из Головлева, но посещал «с почтительностью»). Ее старость
не согрета ничьей любовью - вот она, расплата, горький итог
ее жизни. «Всю-то жизнь она что-то устраивала, над чем-то убивалась,
а оказывается, что убивалась над призраком. Всю жизнь слово
"семья" не сходило у нее с языка; во имя семьи она одних казнила,
других награждала; во имя семьи она подвергала себя лишениям,
истязала себя, изуродовала всю свою жизнь - и вдруг выходит,
что семьи-то именно у нее и нет!» И ее существование обессмысливается
и погружается в унылую праздность.
   Салтыков-Щедрин - мастер эпизода, через эпизод он передает
глубинную сущность какого-нибудь явления, позволяющую делать
широкие обобщения. Примером такого эпизода является приход
Иудушки к больному брату Павлу, ненавидящему его до животного
страха. Всяречь Иудушки наполнена внешним благочестием, но именно
внешним, он и шагу не ступит без упоминания имени Божия и
крестного знамения, но все его молитвы - это молитвы наизнанку,
потому что в каждой молитве, произносимой Иудушкой, слышатся
ложь и лицемерие, как и в этом эпизоде. Он подошел к постели
брата с увещеваниями, не обращая внимания на вопли умирающего:
«- Иди, кровопивец, вон! - отчаянно крикнул больной.
   - А-а-ах! Брат, брат! Я к тебе с лаской да с утешением, а ты...
   какое ты слово сказал! А-а-аах, грех какой! И как это язык у тебя,
дружок, повернулся, чтоб этакое слово родному брату сказать! Стыдно,
голубчик, даже очень стыдно! Постой-ка, я лучше подушечку
тебе поправлю!
Иудушка встал и ткнул в подушку пальцем».
   Эта последняя фраза настолько емкая, что передает всю сущность
натуры Порфирия, а сущность - лицемерие. Вот образец его речи:
«Жаль брата, очень, даже до слез жаль... Всплакнешь, да и опомнишься:
а Бог-то на что! Неужто Бог хуже нашего знает, как и что?
Поразмыслишь эдак - и ободришься. Так-то и всем поступать надо!»
Пустословие должно было во что-то вылиться, и оно вылилось
в мелочность, пустячность, подозрительность. Своих собственных
сыновей Петра и Владимира Иудушка подвергал унизительным
обвинениям в пустяковых делах; словом, науку «маменьки» внешне
соблюдать семью, «жить ради семьи» он довел до полной противоположности.
   Двух взрослых сыновей своих он совсем лишил какого-либо
содержания. Арина Петровна все же «выбрасывала кусок».
   Жизнь самой Арины Петровны после смерти Павла в Дубровине
стала невозможной, и она со своими внучками поехала в село Погорел-
ка, отъезд ее был сам по себе нерадостный, но Иудушка не забыл
сладкоречиво напомнить о том, что тарантас, в котором она отъезжала,
должен быть возвращен.

Поделиться

Заказать сочинение

Заказать сочинение

Партнеры

Товары

загрузка...