- Страна сочинений

Краткое содержание «Слово о полку Игореве»

   Тема - Неудачный поход Игоря: проигранное
сражение, плен, побег и возвращение в свой
город. Но это поражение и сам факт пленения
русского князя дал повод половцам для еще
большей дерзости в набегах на русские земли.
  
Идея: призыв к единению русских князей.
   Композиция (построение):
композиционно весь текст можно разделить на три части:
1. Вступление, поход Игоря и поражение в битве.
   2. «Печаль русской земли» и «Золотое слово» Святослава.
   3. Плач Ярославны и возвращение Игоря.
   Дмитрий Лихачев, один из авторитетнейших исследователей
этого уникального памятника, совершенно верно заметил, что в «Слове.
   ..» нет строгой последовательности в изложении событий, повествование
прерывисто, фрагментарно, что, на первый взгляд, создает
трудности для восприятия. Почему же композиция прерывиста?
Автор, свидетель событий, рассчитывал на точное знание их современниками
(это все равно, как наше знание современных событий),
неожиданно сталкивает читателя с ними. Само изложение событий
прерывается и авторскими отступлениями. И вторая причина: «Слово...»
написано как бы в двух планах: историческом и лирическом - сам поход
Игоря и судьба Русской земли. «Автор соединил в «Слове...»
и плач, и славу, горький упрек и восхищение мужеством».
   Попробуем «прочитать» «Слово...», используя текст в переводе
В. И. Стеллецкого.
  
Вступление. Не по замыслу Боянову...
   Вступление, небольшое по объему, сразу же привлекает внимание
метафоричностью языка, завораживающего своим ритмом. Автор
посвятил вступление не Игорю, главному герою своей повести, а «вещему
Бояну», былинному певцу, и самому себе. Это похоже на своеобразный
диалог с читателем, которому автор сообщает о том, что
он будет рассказывать о событиях «не по замыслу Боянову», а по
событиям «нашего времени». Отдавая дань красоте слога вещего
Бояна: «носился мыслию по древу, серым волком по земле, сизым
орлом под облаками» (метафоры, сотканные из постоянных эпитетов),
автор не хочет «возлагать свои вещие персты (пальцы) на живые
струны», т. е. рассказывать очень поэтично, восхищаясь ратными
подвигами своих героев.
   Он предлагает вести рассказ, ничего не скрывая и ничего не приукрашивая.
   Такое красивое, поэтичное вступление с привлечением образа
былинного певца Бояна должно настроить читателя на высокую ноту.
   После такого вступления автор приступает к описанию похода князя
Игоря, сражения его войска с Кончаком и пленения.
   Герой «Слова...». Каким представлен Игорь? С первых же строк
автор восхищается Игорем:.. .напрягут своею волею и отточил сердце
свое мужеством, исполнившись ратного духа, навел свои храбрые
полки на землю Половецкую за землю Русскую. Автор тоже поэт,
поэтичность этой фразы достигается инверсией (на первом месте
стоит сказуемое вместо подлежащего). Игорь не испугался затмения,
хотя это могло быть дурным предзнаменованием, - так ему
хотелось ратного подвига: Лучше изрубленным быть, чем полоненным.
   Гордыня Игоря впоследствии жестоко наказана.
   Лирические отступления. В лирическом отступлении автор снова
обращается к авторитету Бояна: О Бонн, соловей старого времени,
если б ты эти походы воспел, скача, соловей, по мысленному древу,
летая умом под облаками, свивая славу по обе стороны сего времени!
Это обращение должно настроить читателя на торжественный лад.
   Тогда вступил Игорь в золотое стремя и поехал по чистому полю.
   И далее перед нами открывается живой поток гениальных образов,
сравнений, метафор; свободно текущий и меняющийся ритм - то
плачущий, то рокочущий, то грозный, то стремительный, летящий,
бегущий, наполненный воинственными криками: Волки грозу навивают
по оврагам; орлы клекотом на кости зверей зовут; лисицы
лают на алые щиты. Щекот соловьиный уснул, говор галочий пробудился.
   Русичи великие степи алыми щитами перегородили, ища
себе чести, а князю славы. Такое описание под силу только гениальному
поэту. И его голос звучит болью и предостережением: О русские
полки! Вы уже за холмами порубежными!
Или другой пример поэтического текста, насыщенного драматическими
красками черного и красного цветов: На другой день в час
ранний кровавые зори свет возвещают; черные тучи с моря идут -
хотят прикрыть четыре солнца, и в них трепещут яркие молнии.
   (Четыре солнца - четыре князя). И опять звучит рефреном голос
автора: О русские полки! Вы уже за холмами порубежными!
Битва. Описание самой битвы вызывает восхищение храбростью
русских воинов. Внимание автора направлено и на отдельных
воинов (О, Яр-Тур Всеволод!), и на все войско в целом. А какая звукопись!
Летят стрелы каленые, гремят сабли о шелемы, трещат
копья булатные в степи незнаемой... Авторская оценка полна печали
и скорби: Черна земля под копытами костьми была засеяна, а кровью
полита, горем взошли они по Русской земле! Но автор сочувствует
Игорю: А Игорева храброго войска не воскресить! В описании
боя чувствуется восхищение автора и Игорем, и его братом, и его
сыном, и его племянником, и всем русским войском. Чтобы сильней
выразить свою печаль и боль, автор использует метафору «Никнет
трава с жалости, а деревья с печалью к земле приклонились».
   И пошел плач по всей Русской земле: И зарыдал, братья, Киев
от горести, а Чернигов от напастей, тоска разлилась по Русской
земле, печаль обильная потекла среди земли Русской.
   II часть. «Золотое слово» Святослава
Оно считается центральным в «Слове...», потому что именно
в нем выражена идея произведения: призыв к объединению князей.
   Киевский князь велик, мудр и именно ему отдает автор слова упрека,
эти слова выражают также и авторскую позицию, двойственную по
отношению к Игорю (с одной стороны, автор восхищен храбростью
князя, но, с другой стороны, сурово осуждает его за гордыню).
   О сыны мои, Игорь и Всеволод! Рано вы стали Половецкую землю
мечами терзать, а себе славы искать, но не с честью вы побились,
не с честью кровь поганую пролили! Он воздает им должное за
храбрость, но укоряет за тщеславие и короткомыслие. И Святослав
изрекает главное: Ярослав и все внуки Всеславовы! Опустите долу
стяги свои, вложите (в ножны) мечи свои, более уже негодные, -
уже отошли вы от дедовой славы! Вы своими крамолами стали
наводить поганых на землю Русскую, на достояние Всеславово;
из-за раздоров ведь явилось насилие от земли Половецкой!
III часть. Самая поэтичная. Плач Ярославны, жены Игоря
Автор «Слова...» обладал незаурядным литературным талантом,
придумав такую композицию, в которой плач Ярославны, жены князя
Игоря, логически завершает рассказ о бесславном походе. Плач Ярославны
- это плач женщины, ждущей своего князя, своего рыцаря,
своего мужчину. Этот плач выливается в плач всех русских женщин,
чьи мужья не вернулись. Ярославна- княгиня, но сейчас перед нами
просто женщина, плачущая и взывающая о помощи.
   Ярославна обращается за помощью к силам природы, не к Богу,
хотя прошло уже более сотни лет, как Русь приняла крещение. Ее
обращение к стихиям (Ветру, Днепру, Солнцу) - это языческие заклинания
для стихий Воздуха, Воды и Огня. О Днепр Словутич!
Ты пробил каменные горы, проходя сквозь землю Половецкую, ты
лелеял на себе Святославовы ладьи до полка Кобякова - прилелей, господин,
моего милого ко мне, чтобы не слала к нему слез на море рано!
О ветер-Ветрило! Зачем, господин, навстречу веешь? Зачем наносишь
стрелы хиновцев на своих легких крылах на воинов моего
милого? Мало ли тебе было в вышине под облаками веять, лелеять
корабли на синем море? Зачем, господин, мое веселие по степи
ковыльной развеял?
Светлое и пресветлое Солнце! Для всех светло и красно ты!
Зачем, господин, простер горячие свои лучи на воинов милого; в степи
безводной зноем им луки повел, горем им колчаны заплел?
Мольба Ярославны была столь горестна, что природа послушала ее
и помогла. Природа помогла еще и потому, что Ярославна обращалась
к ней, как к Всемогущему Существу, способному творить чудеса.
   В Ярославне воплотился образ самоотверженной любящей
женщины, она - подлинная героиня. На заре русской литературы с
самого начала определен героический тип женщины, вот почему он
так привлекал русских поэтов.
   После плача Ярославны к Игорю действительно приходит помощь.
   Голос любви долетел до Небес, и вот Игорь уже в родном городе.
   «Слово...» заканчивается прямо-таки хвалебной песнью в честь
Игоря и его славных воинов: Да будут здравы князья и дружина,
сражающиеся за христиан с полками поганых! Князьям слава и дружине!
Аминь.
  
Кто автор? Исследователи всерьез занимались проблемой авторства
«Слова...»
Концепция В. А. Рыбакова, известного ученого, впервые обнародованная
в 1972 г., сводилась к тому, что автор - профессиональный
литератор, он создал и другие литературные произведения, и одно
из них - летописный труд, который в значительной части сохранился
до сих пор.
   Дмитрий Лихачев предполагал, что певец был другом и любимцем
Игоря. Развивая эту мысль, Лихачев пишет: «Если бы певец был
и политическим деятелем, то это бы объяснило изумительную осведомленность
автора "Слова..." в политической ситуации во всей
Русской земле, его знание князей и княжеств, их истории, без которой
не обходилась политика, и своей современности. И это сделало
бы понятным его властный призыв к князьям выступить за землю
Русскую. Этот призыв был бы смешон в устах скомороха, бессилен
в устах певца из народа, недозволителен в устах чрезмерно зависимого
придворного или простого воина, но был бы возможен под
прикрытием князя-покровителя». В конечном счете можно полагать,
что социальная принадлежность и политическое положение автора
«Слова....» у наиболее крупных знатоков литературного памятника
больших разногласий не вызывает: это не скоморох, и не певец из народа,
не простой воин или придворный, это, конечно, и не князь.
   Видимо, боярский статус его наиболее вероятен. Разница во мнениях
остается лишь в том, близок ли Игорю автор «Слова...».
  
Послесловие
Произведение древнерусской литературы уникально еще и тем,
что оно будит творческую мысль, располагает к научным догадкам
и исследованиям. Вот, например, возникает вопрос: «Почему Игорь
не испугался затмения?» Можно ответить, что князь Игорь был храбрым
человеком, не верил в суеверия. А может быть, его стремление
к победе было столь сильным, что он и не обратил внимания на затмение.
   .. Но есть другое любопытное предположение, почему Игорь не
испугался затмения. Люди того времени были суеверны, затмения
и кометы наводили на них панический страх. На Руси еще поклонялись
Солнцу, - ведь и Ярославна просит не изнурять знойной тоской воинов
Игоря. Можно представить, как приуныла дружина Игоря
в степи, как омрачилась их душа неясным предчувствием. Почему же
Игорь не повернул назад? Слепым честолюбием объяснить это
невозможно.
   Исследователи давно установили, что Киевская Русь была связана
с Западной Европой и Византией культурными, научными и торговыми
отношениями. Брачные связи с европейскими дворами позволяли
расширять всяческие контакты. Научные знания Древнего Рима и
Византии через Европу проникали в Киевскую Русь вместе с дорогими
одеждами, винами и оружием. В Европе же давно толковали
затмения, и эти сведения становились достоянием светского круга
Древней Руси. Уже точно установлено, что затмение было 1 мая
1185 г. Установлено также, что в распоряжении русских летописцев
XII в. были «Таблицы лунного течения». Так что вполне возможно, что
князь Игорь мог обладать какими-то астрономическими знаниями, что
и помогло ему сохранить спокойствие в критическую минуту.