Реклама


Товары

загрузка...

Сергей Донатович Довлатов (1941-1990)

   «Мир уродлив, а люди грустны» (Иосиф Бродский ) - так называется
статья И. Бродского, поэта, лауреата Нобелевской премии,
о писателе Сергее Довлатове. Оба эмигрировали в Америку, к обоим
пришла слава не в России, оба были изгнаны из страны. Интересна
оценка Бродским прозы Довлатова: «Читать его легко.Он как бы не
требует к себе внимания, не настаивает на своих умозаключениях
или наблюдениях над человеческой природой, не навязывает себя
читателю. Я проглатывал его книги в среднем за три-четыре часа
непрерывного чтения: потому что именно от этой ненавязчивости
его тона трудно было оторваться. Неизменная реакция на его рассказы
и повести - признательность за отсутствие претензии, за трезвость
взгляда на вещи, за эту негромкую музыку здравого смысла,
звучащую в любом его абзаце. Тон его речи воспитывает в читателе
сдержанность и действует отрезвляюще: вы становитесь им, и это
лучшая терапия, которая может быть предложена современнику, не
говоря-потомку».
   В этих словах выражен смысл всего написанного Довлатовым,
именно трезвость взгляда на мир, но эту трезвость писатель предлагал
в самое нетрезвое время (в прямом и переносном смысле) - время
брежневского правления, так называемого застоя. Мог ли Довлатов
рассчитывать на то, что его рассказы будут напечатаны? - Не мог.
   Он уехал из страны Советов в свободную Америку, где был признан
одним из самых популярных авторов современности.
   Утром 24 августа 1990 года ушел из жизни русский писатель
Сергей Довлатов, которого друзья называли просто Сережей и который
удивлял все
х своим ироничным отношением к жизни. Он умер от
страшного приступа неизлечимой болезни, терзавшей его всю жизнь.
   Он прожил две жизни - одну в России, другую - в Америке.
   В России он был известен только в узком кругу профессионалов, а вот
на Западе он почти сразу стал популярным писателем. Одна за другой
выходят циклы новелл: «Компромисс», «Зона», «Наши», «Ремесло
», «Иностранка», «Заповедник». В популярности он идет вслед
за нобелевскими лауреатами Бродским и Солженицыным. В России
он стал очень известным писателем уже после своей смерти в постсоветское
время.
   Не будет преувеличением сказать, что все произведения Довла-
това отражают абсурдность жизни в любом ее проявлении как в России,
так и на Западе. Герои рассказов и повестей Довлатоваживут в мире
абсурда, но они и сами часть этого абсурда, вырваться из которого
у них нет никакой возможности. Уехав в Америку, Довлатов понимал,
что те, кто остался в Советском Союзе, ждут от него чего-то
важного. Он жил с чувством долга перед своей родиной, перед Россией,
из которой он был вынужден был уехать. Усилиями нескольких
журналистов-энтузиастов в Америке была создана еженедельная
газета «Зеркало»,просуществовавшая очень недолго. Довлатов был
корреспондентом этой газеты. Об этой авантюре с вытекающими из
нее последствиями была написана повесть «Ремесло». В ней столько
верных, отрезвляющих наблюдений над жизнью человека, что можно
составить целый цитатник-путеводитель для тех, кто все же решится
поехать в Америку. Там есть глава «Письмо оттуда», в ней воспроизводится
текст письма, привезенного из Советского Союза
одной героической француженкой, т. к. легально переписываться
было невозможно.«.. .Теперь два слова о газете. Выглядит она симпатично
- живая, яркая, талантливая. Есть в ней щегольство, конечно
- юмор и так далее. В общем, много есть хорошего.
   Я же хочу рассказать о том, чего нет. И чего газете, по-моему,
решительно не хватает.
   Ей не хватает твоего прошлого. Твоего и нашего прошлого. Нашего
смеха и ужаса, терпения и безнадежности.
   Твоя эмиграция - не частное дело. Иначе ты не писатель, а квартиросъемщик.
   И несущественно где - в Америке, в Японии, в Ростове...
   Ты вырвался, чтобы рассказать о нас и о своем прошлом. Все
остальное мелко. Все остальное лишь унижает писателя. Хотя растут,
возможно, шансы на успех.
   Ты уехал не за джинсами и не за подержанной автомашиной. Ты
уехал рассказать. Так помни же о нас...
   Говорят, вы стали американцами, свободными, раскованными,
динамичными. Почти такими же стремительными, как ваши автомобили.
   Почти такими же содержательными, как ваши холодильники.
   Говорят, вы решаете серьезные проблемы. Например: какой автомобиль
потребляет меньше бензина?
Мы смеемся над этими разговорами. Смеемся и не верим. Все
это так, игра, притворство. Да какие вы американцы?! Бродский,
о котором мы только и говорим? Ты, которого вспоминают у пивных
ларьков от Разъезжей до Чайковскогои от Стремянной до Штаба? Смешнее
этого трудно что-нибудь придумать.
   Не бывать тебе американцем. И не уйти от своего прошлого. Это
кажется, что тебя окружают небоскребы. Тебя окружает прошлое.
   То есть мы. Безумные поэты и художники, алкаши и доценты, солдаты
и зэки.
   Еще раз говорю - помни о нас. Нас много, и мы живые. Нас убивают,
а мы живем и пишем стихи.
   В этом кошмаре, в этом аду мы узнаем друг друга не по именам.
   Как-это наше дело!...».
   Письмо - повод для размышлений над такими вечными понятиями,
как честь, благородство, любовь к родине. И еще - это письмо -
свидетель страшного «застойного» времени. И далее писатель пишет:
«Я долго раздумывал над этим письмом.
   Есть свойство, по которому можно раз и навсегда отличить благородного
человека. Благородный человек воспринимает любое несчастье
как расплату за собственные грехи. Он винит лишь себя,
какое бы горе его ни постигло.
   Если изменила любимая, благородный человек говорит:
- Я был невнимателен и груб. Подавлял ее индивидуальность.
   Не замечал ее проблем. Оскорблял ее чувства. Я сам толкнул ее на
этот шаг.
   Если друг оказался предателем, благородный человек говорит:
- Я раздражал его своим мнимым превосходством. Высмеивал
его недостатки. Задевал его амбиции. Я сам вынудил его к предательству...
   А если произошло что-то самое дикое и нелепое? Если родина отвергла
нашу любовь? Унизила и замучила нас? Предала наши интересы?
Тогда благородный человек говорит:
- Матерей не выбирают. Это моя единственная родина. Я люблю
Америку, восхищаюсь Америкой, благодарен Америке, но родина
моя далеко. Нищая, голодная, безумная и спившаяся! Потерявшая,
загубившая и отвергнувшая лучших своих сыновей! Где уж ей быть
доброй, веселой и ласковой?!.
   Березы, оказывается, растут повсюду. Но разве от этого легче?
Родина - это мы сами. Наши первые игрушки. Перешитые курточки
старших братьев. Бутерброды, завернутые в газету. Девочки
в строгих коричневых юбках. Мелочь из отцовского кармана. Экзамены,
шпаргалки... Нелепые, ужасающие стихи....Мысли о самоубийстве.
   . .Стакан «Агдама» в подворотне... Армейская махорка...
   Дочка, варежки, рейтузы, подвернувшийся задник крошечного ботинка.
   .. Косо перечеркнутые строки... .Рукописи, милиция, ОВИР...
   Все, что с нами было, - родина. И все, что с нами было, - останется
навсегда...»
Так писал Довлатов - без пафосных слов, без деклараций он выражал
самое сокровенное, что глубоко запрятано в каждом человеке.
   Читая Довлатова, узнаешь Россию 60-70 гг. XX века - Россию, по
представлениям писателя, очень напоминающую зону, живущую по
лагерным законам.

Поделиться

Заказать сочинение

Заказать сочинение

Партнеры

Товары

загрузка...