Африка: мистическая сила местных вождей и царей

В некоторых государствах мана царя проверялась не путем борьбы и испытания физических сил, а посредством гадания, подобно тому как в древней Спарте жрецы-эфоры каждые девять лет выходили в ясную ночь смотреть на небо, чтобы, в случае если им довелось бы увидеть падающую звезду, сообщить, что мощь царя ослабела и он должен быть низложен.

В государстве Буньоро (Уганда) обряд ритуального умерщвления царя существовал в форме, напоминавшей известный древневавилонский праздник Загмук, на котором вместо царя убивали преступника; последнему на пять дней перед этим предоставляли права и привилегии правителя. Каждый год правящий царь ньоро в день смерти своего отца назначал какого-нибудь простого крестьянина на роль «заместителя» умершего царя-отца. В течение семи-восьми дней ему даровались царские привилегии, вплоть до права жить с вдовами покойного. «Заместитель» умершего царя-отца благословлял живого правителя и весь народ, сам принимал дары и одарял, кого хотел. На восьмой день злополучного крестьянина убивали на могиле покойного царя, чтобы таким путем нейтрализовать возможное ослабление сил у живого правителя, что грозило бы гибелью стране и народу.
Во всех государствах Тропической Африки существовал сложный церемониал, предназначавшийся для возвеличения персоны царя, внедрения в сознание подданных мистического трепета перед его особой. В этом направлении особенно сильно действовала целая система религиозных запретов, оберегавших подданных от общения с царями: даже смотреть на них считалось опасным. При появлении царя подданные склонялись до зем

ли или простирались ниц, а у некоторых народов обязаны были отворачиваться от царя, даже становиться спиной к нему. Предметам, окружавшим царя, его регалиям, одежде и утвари тоже приписывалась сверхъестественная сила.

Царские барабаны, жезлы, троны, зонты, носилки рассматривались как фетиши и пользовались особым почитанием, прикосновение к ним считалось опасным. Особенно прославился культ ритуального трона царей ашанти — так называемого золотого стула, деревянного трона — скамеечки, украшенной резьбой и аппликациями из золотых пластинок. Считалось, что этот предмет воплощает душу народа ашанти, и, чтобы эта душа не отделилась от него, к трону были приделаны золотые оковы, как бы удерживавшие душу при троне. Этому фетишу приписывалась столь большая сверхъестественная сила, что даже цари не сидели на нем; только во время коронации верховного правителя асантехене поднимали над «золотым стулом» и опускали на мгновение так, чтобы он лишь прикоснулся к сиденью, а затем скамеечку быстро уносили. Аналогичный трон, но только серебряный, принадлежал матери асантехене. В период борьбы ашанти с британскими колонизаторами английский резидент, стремясь завладеть государственной святыней ашанти и тем самым сломить их сопротивление, требовал, чтобы ему выдали «золотой стул». Он кричал: «Где же ваш золотой стул, почему я не сижу еще на нем?!» Такое кощунство, разумеется, только возбуждало еще большую ненависть к колонизаторам.
По информационным материалам сайта Туризм и путешествия http://www.turisto.net - страноведение и туризм на страницах сайта turisto.net.


Назад